Разветвление Мысли

Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

Разветвление МыслиПерейти на страницу: « предыдущуюПредыдущая | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | следующуюСледующая »


воскресенье, 31 мая 2015 г.
Актриса. Convolvulus 08:46:56
 Мой выход.
Свет блистает так ярко, что режет глаза. Я улыбаюсь, идя поистине гордой походкой. Абсолютная тишина, которую нарушает цоканье моих каблуков. Зрители поражены, они в восторге.
- Тебе не нравится, что тебя разоблачили, да? - насмешливо спрашиваю я своего "мужа".
- Мне не нравится, когда жена шпионит за мужем, - отвечает мне Мэттьюс, а по пьесе - Лорд Дарлингтон.
Разыгрывалась интрига. Я как и всегда играла превосходно, не вкладывая душу, но цепляя людей своим ярким образом. "У тебя холодная красота," - часто говорил мне мой начальник. Он второй раз давал шанс сыграть мне главную роль. Зрителям нравилось, но лишь в то время, когда они видели меня. Потом... потом они забывали то впечатление, которое я на них производила. Тем не менее, в этот момент, сейчас, я блистала, а большего мне и не надо.
Мне нравится моя работа по нескольким причинам: во-первых, я в центре внимания, во-вторых, неплохие деньги, в-третьих... Я отличная актриса.
Аплодисменты. Занавес. Конец.
Я общалась лишь с одной актрисой. Не знаю, как ей это удалось, но она сохранила в себе искренность, нежность и наивность. Ко всему прочему, она и играла обычно первые роли. Мы сидели в гримерной. Я снимала с себя украшения. Все, кроме кольца с безымянного пальца. Заколола волосы, открывая тонкую шею, взяла сумочку, на прощание договорилась с коллегой о встрече в субботу, то есть завтра, и вышла на свежий ночной воздух. Не успела пройти и пары шагов, как она выбежала за мной.
- Мне страшно, - она взяла меня за руки, крепко их сжала, и с горечью в глазах поглядела на меня. - Он придет мстить.
- О чем ты? - кому надо мстить такой милой девочке?
- У меня завязалась интрижка с одним из поклонников. Я не знала, что он злопамятен. Он клялся, что убьет меня.
- Ты слишком близко воспринимаешь это все к сердцу, милая, - у меня возникло ощущение, будто я говорю с маленьким ребенком. - Он просто вспылил. Собирайся, а дома выпьешь чаю, почитаешь пьесу и успокоишься. Это же целый скандал - убийство лучшей актрисы. Так что перестань говорить глупости.
Она поуспокоилась. Сделала пару глубоких вдохов, развернулась и ушла обратно в гримерную.
Я решила ее не ждать. Какая же она неопытная. Мне множество раз за неделю такое говорят, после того, как я бросаю их. Невольно сжала кулак с кольцом... И напомнила себе, что мне нужны деньги. Я должна без Него выжить.
Я вошла в подъезд, поднялась к себе в квартиру, открыла дверь, прошла пару метров и легла на кровать, даже не снимая туфель... "Завтра сниму..." И уснула.

Выходные я провела дома. Погода была отвратительной - постоянно лил мерзкий дождь.
Я стояла у подоконника, поливала печальные цветы и глядела в серый полумрак на улице. Хорошо, что с моей коллегой мы все-таки никуда не ходим в плохую погоду. Не хотела бы я сейчас там, среди дождя и глубоких луж, оказаться.
Дома была абсолютная тишина, но не приятная, восторженная, как на сцене, а спокойная и пустая. Быть одной для меня было ужасно, ведь не для кого блистать в свете ламп. С замиранием сердца я ждала рабочей недели.

Утром в понедельник я встала рано, даже с радостью. Наконец-то! Я иду на работу. И унылые выходные забудутся, как дурной сон.
Собралась я быстро и потому уже через полчаса была на улице, вновь привлекая внимание. Мое черное платье, сверкающие украшения, грация... И все люди были моими зрителями. Вновь.
Я вошла в здание театра. Охраны здесь не было. Да и вообще никого не было. Странно. Я прошла в зал. Он напоминал солнце. Центр, и от центра, как лучи, расходились коридоры. В главном зале собрались все. Я улыбнулась. Но улыбка сразу исчезла с лица, когда я увидела, что по всем коридорам располагались трупы. Они были подвешены за шею веревкой.
Самой первой была та самая актриса... следом я видела начальника, Мэттьюса и других актеров.. Лучших актеров.
Может, это отлично, что я не была первой актрисой и играла так, что осталась жива. Может, душа жива, потому что я ее не открывала, как они?

Уже как месяц, театр был закрыт. Работы новой я так и не нашла, приходилось пользоваться поклонниками, но этого хватало только на питание да оплату квартиры. А квартира требовала ремонта. Во время дождей у меня была сырость на полу. Я пыталась заделать щели, но лучше от этого не становилось. Было холодно, влажно и противно. И каждый день, когда возвращалась домой и ложилась спать, то замерзала под тонким одеялом. Удивляюсь, как я еще не простудилась...
Возвращаясь от очередного поклонника (кулак был сжат), я пыталась успокоить свою совесть, мысленно повторяя, что так надо, мне надо выжить. В подъезде я застала уже немолодого мужчину, который белил стены. Я прошла мимо него по лестнице.
- Девушка, - окликнул он меня.
Я нехотя повернулась. Из-за усталости я еле стояла на ногах и хотелось спать. Но он сейчас мой зритель. Я выдержу.
- Я делаю ремонт в вашем доме, может, вам что-то надо? - и взглянул на меня выразительными глазами.
Гордость неуместна, когда ты на грани смерти. Ну, или больше нет зрителей, кроме одного.
Я спустилась на пару ступенек вниз, наклонилась к нему поближе и мурчащим голосом сказала:
- К сожалению, я без денег...
- Тогда вы можете заплатить чем-то другим, - и он улыбнулся. Хищно. - Завтра вечером вы подниметесь на самый верхний этаж в этом доме. Я буду вас ждать.
И он молча вышел из подъезда.
Почему-то я не отказалась, когда он так себя нахально повел...
Выживание.

Утром я решила не идти к этому типу. Справлюсь... Сколько уже так живу...
Но к вечеру уверенности поубавилось. Снова стало холодно, пошел мелкий дождь, и лужа на моем полу стала угрожающе расти.
Я одела кофту поверх платья и вышла из квартиры. Поднялась на пятый этаж. Одна квартира. Нет звонка. Толкнула дверь... и она поддалась. В квартира была единственная комната. В ней располагались огромная кровать у стены напротив двери, шкаф около окна и округлый столик в середине комнаты. Прислонившись к стеклу лбом, стоял Он. Услышав мои каблуки он повернулся:
- О, ты пришла, - и улыбнулся.
Не знаю, с каких пор мы на "ты", но я не в том положении, чтобы настаивать на чем-либо.
- Условия? - я их знала наперед и уже начала расстегивать кофту.
Он довольно ухмыльнулся, глядя на мои действия. Недолго думая, подошел и поцеловал меня в губы. Его руки коснулись моей талии и там замерли. Он прижал меня к себе, из-за чего я не могла раздеваться. Что же, я только была рада оттянуть пытку.
- Какая же ты красивая, - прошептал он с восхищением и вновь коснулся моих губ своими. - Ты очаровательна, - и снова поцелуй, долгий. Его усы неприятно кололи верхнюю губу. Мне было мерзко. - Ты просто потрясающая, - и снова неприятный поцелуй немолодого мужчины, с сальными волосами.
Нет, не могу. Я его оттолкнула от себя. Но он снова притянул и обнял:
- Бедная моя, что же тебе приходится делать ради того, чтобы хоть как-то жить, - я замерла. Как он смеет вообще это говорить?! Лучше бы молчал. Его? Я не принадлежу ему. Я вновь попыталась оттолкнуть, но не вышло. - Перестань, милая...
Что ему...?
- Любимая моя...
Я подняла голову, глядя на него с абсолютным непониманием.
Он тепло посмотрел на меня и улыбнулся, отчего в уголках его глазах появились лучики. Рукой он потянулся к усам с проседью и снял их.. Затем парик с отросшими волосами... И это был молодой парень, глядящий на меня с немым обожанием.
- Милая моя, родная, я искал тебя везде. Я не понимаю, почему ты ушла от меня...
На его руке было такое же кольцо, как на моей... Он меня спутал с кем-то. Я открыла рот, чтобы объяснить ему, но он приложил палец к моим губам.
- Прошу, выслушай меня, Амели.
Я не Амели, я Элен.
- Я плохо о тебе заботился? Или недостаточно любил? Или ты слишком прекрасна для меня? Хотя здесь бесспорно... Но разве найдется человек, любящий тебя больше, чем я? Твои добрые глаза, милую улыбку...
Я слушала его длинный монолог, его неподдельное восхищение. Молча слушала. Мне хотелось, чтобы хоть раз мой муж мне такое сказал... или поклонник. Кто-нибудь. И это говорил он. На самом деле, это было адресовано не мне, но я не смела его остановить... Хоть на секунду, хоть и не правда, но я любима. Сейчас. В этот момент.
- Вернись ко мне, я прошу тебя, Амели, я не могу без тебя ни дня.., - и он снова поцеловал. Как любимую.
- Послушай, - мой голос прорезался лишь тогда, когда я поняла, как далеко все зашло. - Я не Амели, мое имя Элен.
- Ты не обманешь меня, это кольцо... Я помню, как ты сама нам выбирала кольца.
- Это совпадение. Я замужем за другим. Возможно, эта девушка похожа на меня..
- Это ты и есть!
Близнец? А что, возможно. Я сирота из детдома, вдруг была не одна?
- Нет, это не я.
И его обожание в глазах угасло. Он взглянул на меня, на мою "холодную красоту" и понял, что это не Амели. После этого угасла и жизнь в его глазах, он остался без надежды.
- Как мы и договаривались, я починю вам то, что нужно, - отчеканил он каждое слово.
Я молча кивнула.

Спала я крепко, не ежась от холода и сырости. И проснулась я от ярких лучей солнца, бегающих по моей кровати. Около меня лежал вчерашний парень. Только сейчас я заметила, какое у него усталое, изможденное лицо. Он действительно ее искал.
Я тихонько встала, чтобы его не разбудить и пошла в кухню. Там стояли две чашки, которые предстояло вымыть. Вчера мы пили чай, он так ни слова и не сказал. Когда он встал, чтобы уйти, то я его остановила. Я знала, что если он выйдет, то больше я его не увижу. А, может быть, больше никто и никогда. Ему было все равно, и он не сопротивлялся. Упал безвольно на кровать и уснул.
От шума воды он проснулся. Вошел на кухню. И на секунду в его глазах мелькнуло счастье, а потом, видимо, он вспомнил, что я не Амели.
- Расскажи мне о ней, - попросила я.
- Она прекрасная, умная...
- Нет, без идеализирования. И тогда я помогу ее найти.
И он рассказал, что она изменяла ему. Конечно, он во всем винил себя, говорил, что мало внимания уделял, был в делах, стараясь ее обеспечить как можно лучше.
- А ты не думал, что она не видела с тобой будущего из-за твоей работы?
- Я работаю в фирме, здесь я работал, чтобы с тобой увидеться. Думал, что ты - это она.
Она дерзкая, эгоистичная и расчетливая. Он не говорил этого, даже и не смел о таком думать, но по его рассказам я точно поняла это...
У нас было с ней общее. И поэтому я знала, где ее найти.

Вечером я его повела в бар. Я знала, что она там будет. Конечно, это лучшее место, чтобы сорвать куш. Лучший бар, много богатых людей...
Мы вошли. И он замер, глядя куда-то в полутьму. И снова в его глазах та радость, тот свет.
Я посмотрела в ту сторону и прошла к столику. Там сидела девушка, точная копия меня. Только сидела, вульгарно раздвинув ноги, прижавшись головой к одному из полных мужчин, явно с кошельком. И пьяная.
- Амели, здравствуй, я - Элен.
Она посмотрела на меня, улыбнулась, но с намеком, чтобы я не мешала ей ловить рыбу.
- Здесь твой муж.
- Какой муж? Нет у меня мужа. Лишь жалкий и бесхребетный червяк! - проорала она, заливисто расхохотавшись.
И на меня напала злость. Она вела себя, как дешевая проститутка, а червяком называла того, кто ее считал богиней, кто любил...
- Сядь прямо, - грубо сказала я.
Она не двинулась.
- Сядь прямо, - с большим напором рявкнула я.
Она попыталась, но желания в этом особого не было.
Нет, мы были разные. У меня было желание выглядеть лучше, а у нее было желание опуститься на дно.
Я рывком ее усадила ровно и прошипела:
- Выходи из-за стола, сейчас же.
Она в мгновение протрезвела и послушно встала.
Ее муж взял под руку и отвел поговорить.
Я ушла домой.

На следующее утро я позвонила своему мужу и потребовала развод. Я его не любила, и он, наконец, об этом узнал. Я рассказала, что изменяла и не раз. И он признался, что брак давно распадался. И согласился.
Я рада была встрече с Амели. Я будто увидела то, что со мной могло произойти. И мне этого не хотелось. Я не к этому стремилась... Да и вообще я ни к чему не стремилась, а теперь появилось желание стать лучше не на людях, а для себя.
И совесть, наконец, замолчала.
Вечером ко мне зашел муж Амели.
- Нам сложно общаться, мы будто друг друга и не знали... Не могла бы ты подсказать, что делать?
Я взяла свою любимую книгу, она была толстой, страниц 500. И начала подчеркивать фразы, где находила общее с собой. Через час я отдала ему книгу.
- Дай ей почитать, и сам почитай основное, что подчеркнула. Вы поймете друг друга.
- Спасибо, Элен, я даже и не знаю, как тебя благодарить, - он тепло улыбнулся. - Если бы не ты...
- Если бы не ты, то я бы так и не развелась с мужем, - улыбнулась я. - Я поняла, что неправильно живу, и решила начать все по-другому. Завтра утром я уплываю во Францию. Там я получу образование... Так что, если не забудешь, свидимся через год.
И сердце кольнуло отчего-то.
- Не забуду, Элен.


Элен уплыла, а я обещался ей писать.
Не только для нее началась новая жизнь, но и для меня, и для Амели.
Амели изменилась и мы действительно нашли общий язык.
Только мне он был теперь ни к чему.
Я читал у себя в пустой квартире, поскольку отказался с ней сходиться. И мне казалось, что я вижу образ. Нет, не Амели, а Элен. И понимал именно ее. И влюблялся в нее. Не в надуманный образ, а в тот настоящий, который она стремилась улучшить. Я читал "И она терпеть не могла быть одна" и знал, что это было о ней. "Она играла свою роль постоянно, стараясь скрыть душу" и я знал, что это о ней, об актрисе, которую я впервые увидел в театре.
Только ее взгляд, когда я признавался в любви Амели, в той квартире, на пятом этаже... Она смотрела с надеждой, с неподдельным счастьем. Ей хотелось, чтобы эти слова я говорил ей, только ей.
Я сел писать письмо для нее:
"Дорогая Элен,

ты дала мне шанс понять тебя. Именно он мне и нужен был. Все это было не случайно, именно тебя я должен был встретить первой, а не Амели. И мои чувства к тебе..."

Я скомкал письмо.
Мне надо сказать ей лично, когда она приедет.

И написал: "Элен, я жду тебя".
четверг, 14 мая 2015 г.
Convolvulus 18:31:53
Запись только для друзей.
воскресенье, 26 апреля 2015 г.
Convolvulus 20:43:52
Запись только для друзей.
пятница, 24 апреля 2015 г.
Convolvulus 11:51:54
Запись только для друзей.
четверг, 23 апреля 2015 г.
Convolvulus 16:35:50
Запись только для друзей.
воскресенье, 19 апреля 2015 г.
Convolvulus 18:25:06
Запись только для друзей.
среда, 15 апреля 2015 г.
Convolvulus 15:33:40
Запись только для друзей.
понедельник, 6 апреля 2015 г.
Convolvulus 17:56:23
Запись только для друзей.
четверг, 26 марта 2015 г.
Convolvulus 13:27:30
Запись только для друзей.
Convolvulus 10:42:59
Запись только для друзей.
пятница, 27 февраля 2015 г.
Convolvulus 18:42:47
Запись только для друзей.
понедельник, 16 февраля 2015 г.
Convolvulus 18:01:51
Запись только для друзей.
пятница, 13 февраля 2015 г.
Convolvulus 18:50:35
Запись только для друзей.
воскресенье, 8 февраля 2015 г.
Convolvulus 08:17:32
Запись только для друзей.
четверг, 22 января 2015 г.
Convolvulus 14:38:13
Запись только для друзей.
воскресенье, 30 ноября 2014 г.
Convolvulus 12:56:59
Запись только для друзей.
Convolvulus 12:40:49
Запись только для друзей.
воскресенье, 9 ноября 2014 г.
Convolvulus 18:02:06
Запись только для друзей.
среда, 22 октября 2014 г.
Convolvulus 17:23:24
Запись только для меня.
четверг, 2 октября 2014 г.
Несуществующее. Convolvulus 18:30:06
 Мир на грани конца. Мой мир на грани смерти.

В двухэтажном доме моя комната была небольшой и уютной. В этот воскресный день ее заливали солнечные лучи светло-оранжевыми красками. И я проснулся в ярком свете утра. Моя кровать была прямо под окном и теплые лучи вместе с солнечными зайчиками скакали по постели. Я сел в кровати, чувствуя странную легкость и немного счастья. Но тут раздался стук в окно. Я резко обернулся и увидел Катю. Она стояла около окна, на пологой крыше. Ее редкая улыбка была счастливой и искренней, невозможно было не улыбнуться в ответ, но в этот раз я не улыбнулся, почувствовав вполне предсказуемую тревогу за подругу. Она помахала рукой и поманила меня. Я открыл окно и, конечно же, первый вопрос, который пришел мне в голову был:
- Ты с ума сошла, это опасно! Как ты здесь, черт возьми, оказалась?
А она засмеялась и завернула за угол, где крыша была очень крутой. Я торопливо спустился на крышу... И реальность с прошлым сплелись в клубок. Я шел по крыше в ту сторону, но ни чуть не боялся. Мысли мои были в детстве, где рыжеволосая девушка со мной гуляла по крыше. Мы играли в догонялки, смотрели в ночное небо, говорили. А потом приходил отец и целовал ее в щеку. И мы втроем шли... Не знаю куда. Больше не было воспоминаний. Вместо них было тепло и уверенность, что я не сорвусь с крыши и не разобьюсь. Шифер касался моих босых ног, обжигая холодом, но я, погруженный в счастливое прошлое, совсем отличающееся от теперешних дней, вовсе не замечал ничего, даже Катю, вновь появившуюся из-за угла.
- Ты волновался? - с долей шутки и кокетства спросила она.
Я хмуро промолчал.
- Брось ты, - пожала она одним плечом. - Я бы не упала. Ваша соседка мне показала, как осторожно ходить здесь.
- Соседка? - тихо вымолвил я.
Быть может... это она была? С волосами, оранжевыми, как мандарины, с самым прекрасным лицом и... была близка, как мама.
- Покажи, покажи мне ее, - решительно попросил я.
- Ладно, - она снова пожала плечом, даже не зная, что в моей душе происходит борьба - узнать правду или тешить себя надеждами.
И мы подошли к соседнему окну от моего. Белоснежными занавесками игрался ласковый ветер... И среди белой ткани... я заметил оранжевые, как медь, волосы. Не раздумывая более ни секунды, я спрыгнул в комнату соседки. И я узнал... узнал вещи. Мне были знакомы и низкая тумбочка, и высокий массивный шкаф с вырезанными на нем цветами... и игрушка. Она была в самом углу.
Я присел на карточки и взял в руки маленький шкаф, внутри которого была кукла в розовом платье и чепчике из кружев, в спине у нее был ключ, который я поспешно завел. И куколка забавно задергалась, то утопая в шкафу то снова появляясь на виду. Она звонко смеялась, хотя, казалось, что ее кто-то утаскивает внутрь шкафа. А потом снова вылезала и хохотала, будто подружилась с тем существом, что ее раз за разом силой прятало за дверцами шкафа.
Я бы просидел с игрушкой дольше... если бы не увидел Ее. Она сидела на диване и смотрела на меня. Ее худые длинные пальцы сжимали сигарету. Но она к ней еще не прикасалась накрашенными алыми губами. Она молча смотрела на меня. А я на нее, на ее большие кудри рыжих волос, словно бешеные огни, на ее красивые глаза, на губы, руки... и все это - родное, все знакомое.
Мы узнали друг друга, но никто из нас этого не озвучил.
- Ничего, что я взял..? - и я показал на игрушку.
- Ничего, - равнодушно бросила она, хотя ее глаза не могли скрыть правду.
Она изменилась. Раньше она светилась счастьем, а теперь выглядела так будто пережила нечто горестное. В выразительных глазах не было огня, не было там больше живого.
- Я могу завтра зайти к вам снова?
- Можешь.

И я стал приходить каждый день. В ее однокомнатной квартире я находил каждый день что-то новое.
Как-то раз я увидел гребень с белым камнем и с золотистыми зубцами.
- Красивый...
- Да, - и при этих словах мелкая дрожь тронула ее руки, сжимавшие сигарету. Больное. Я коснулся чего-то больного.
- Я знаю его, - "Его дарил тебе мой отец" - дополнил я для себя.
Она молча смотрела на меня в упор, будто яростно ненавидела или горячо любила. И не успел я пожалеть о том, что сказал то, что нарушало негласное правило молчания о прошлом... как раздался звонок в ее дверь.
- Мне уйти? - торопливо спросил я.
- Нет, я не жду гостей, так что кто бы то ни был, он надолго не задержится.
И она подошла к бежевой двери, дернула за ручку...
И там был он. Тот кто сделал ее когда-то счастливой и кто сделал ее теперь несчастной. Там был мой отец.
- Привет, - он ей ласково улыбнулся, с любовью глядя сверху вниз.
Она смущенно пригладила растрепанные рыжие, словно мех лисицы, волосы.
- Привет, - и ее спокойствие, ее мертвенность - все разбилось в мгновение. И все тем же хриплым голосом добавила. - Рада тебя видеть.
Но он не посмотрел более на нее, его взгляд застыл на мне.
- Нам пора домой. Идем, - и в его голосе уже не было той трепетности, той осторожности, что с Ней.
- Может, задержитесь на ужин? - и она тоже смотрела на меня. С теми давними искорками в глазах, с той нежностью и надеждой.
- Нет, извини, - сказал отец.
- Да, я останусь, - одновременно с ним заявил я, неотрывно глядя на нее, на то, как она вновь вернулась к жизни. Я не отец. Я не хочу отнимать жизнь.
- Хорошо... мы поужинаем, - сдался и он.
И с этих слов начался совсем непривычный ужин. Он не был молчаливым, как у нас; нет, он был уютный, веселый и действительно домашний. Мы ели блюда с таким же обожанием, как когда-то давно. Весь вечер мы были окружены оранжевым светом ламп и запахом ее огненных волос - она впервые была с распущенными волосами.

На следующий день она пригласила нас с отцом на свадьбу ее подруги. И я согласился, а он нет.
Она была в белом, строгом платье, но ее распущенные волосы,переливающие­ся рубиновым светом, и алые губы как-то влияли на весь вид в целом, так что выглядела она необыкновенно красивой.
- Ты замечательно выглядишь, - за вчерашний вечер мы незаметно перешли на Ты.
- Спасибо, - и она улыбнулась.
И тут к нам подошел пожилой мужчина с высокомерным взглядом и женщина, на которой было много драгоценных украшений, словно это ее последний день и она хочет все это унести с собой в могилу. Оба они выглядели напыщенными и гордыми.
- Здравствуй, доченька. Красивая свадьба, правда? А ведь у тебя могла быть такая же, не будь ты так упряма...
И я понял лишь сейчас, что эти богатые люди... это ее родители. Я нередко читал о них в газетах, но к такому не был готов.
Она ничего не ответила, взяла меня под руку и увела прочь. Я снова чувствовал, как ее рука дрожит. И, чтобы успокоить, накрыл ее перчатку своей ладонью. Дрожь отступила.
Мы вошли в маленький зал, напоминающий большую комнату, где кружилась перед зеркалом невеста в белоснежном платье, окруженная прислугой, которая не умолкая сыпала комплиментами.
- О, дорогая, - и невеста кинулась к подруге. - Я так рада, что ты пришла. А кто это с тобой?
- Мой друг, - тихо, будто сил больше не было, ответила она.
- Хочешь примерить платья? Я выбрала это, но там есть и другие свадебные, почувствуешь себя невестой. Ой, а мне надо найти отца. Где он? - и она, совсем не замечая, как делает подругу несчастнее с каждым словом, выбежала. Прислуга за ней.
- Выйди, - тихо попросила она меня.
И я вышел. Даже без слов было ясно, что ей надо побыть одной.
Церемония бракосочетания уже началась, а Ее все не было. Ко мне в голову начали закрадываться разные ужасающие мысли. И я больше ни о чем не думая, открыл дверь в тот маленький зал и вошел.
Она, словно изваяние, стояла перед зеркалом. Ее прекрасное белое платье складками ниспадало до плиток, руки по-прежнему были в перчатках, на шее висели бусы из жемчуга, словно она собрала слезы и нанизала их на нитку. На ее рыжих, словно осенний листопад, волосах была фата. Если я скажу, что Она была самая прелестная невеста, которую я когда-либо видел, то я ничего не скажу.
Она заметила меня и будто очнулась ото сна. Метнулась к стулу, где беспорядочно лежали вещи для невесты, и взяла другую фату. Одела ее на волосы и повернулась ко мне:
- Так лучше?
- Да, красиво, - ответил я.
- Нет, ты врешь. Это ужасно.
И кинулась за новой. Она не видела себя невестой, сколько бы не подходила к зеркалу. Она не видела своей красоты, потому что слова о ее красоте говорил не тот человек.
Когда она кинулась за очередной фатой, то я ее перехватил и обнял. И она замерла, словно вновь окаменела, став статуей. А потом начала вырываться, но я был сильней.
- Послушай меня, - зашептал я, словно нас кто-то мог услышать. - Послушай, - и она обмякла в моих руках. - Ты его любишь, я знаю, что ты его любишь. Ты хочешь быть с ним, ты мечтала бы быть в любом из этих платьев на свадьбе, но только на вашей..., - и словно мои слова дотянулись до самых тайных мест в сердце, она беззвучно заплакала крупными слезами. Ее плечи содрогались, словно с ней случилось ужасное горе лишь только сейчас, а не тогда, много лет назад. - Ты хочешь быть только с ним... Без него ты несчастна... Но ты должна быть счастлива, просто потому что ты с ним рядом. Просто потому что он все еще тебя любит...
Так прошла церемония бракосочетания. За все годы, что она прожила во тьме, она плакала, она сожалела, она кричала, словно пыталась избавиться от этой боли навсегда.
Она не стала переодеваться, лишь скинула фату, и в свадебном платье, со мной под руку пошла домой. Она смеялась, так заливисто и счастливо, что, кажется, она поняла, как жить дальше.
Когда мы дошли до дома, то навстречу нам шел мой отец. И она умолкла, словно проглотив смех.
- Ты очаровательно выглядишь, - сказал он и, взяв ее за руку, покружил ее. И лишь я по взгляду понял, что он бы хотел, чтобы она была его невестой.
А она чувствовала себя счастливой...

Прошли года.
Мы с отцом возвращались. На нем был красный мундир, он шел гордо, но держал себя отнюдь не высокомерно.
Я шел тоже в форме - поступил в тоже училище, что и он. Я еще тогда не понимал, как хотел быть похожим на отца.
Мы шли домой вместе, он почти со мной не говорил. А я схватил его за руку, словно маленький и обнял.
- Ты понимаешь, что это неприемлемо? - я помнил, что по званию ему слабостей нельзя проявлять.
- Понимаю, потому больше не обниму, - и не отпускал его руку всю дорогу.
Если бы я тогда знал, я бы обнимал его всю дорогу...
Это был странный мир, где местами проседала почва. Это был конец моего мира.
Мы шли с отцом, тяжело дыша. Я тоже устал - дорога шла холмами, где увязали ноги в земле.
Но отец дышал тяжелее.
- Может пойдем другой дорогой? - спросил я.
- Нет.
- Или давай отдохнем? - спросил я, его лицо было совсем бледным.
- Нет, - он почему-то упорно хотел домой... Может, к Ней?
Мы прошли еще метра два. И он сжал мою руку, задыхаясь. А затем взялся за сердце... и упал. Замертво.
Это случилось слишком быстро, внезапно... Я не сразу все понял, еще не веря в случившееся, я отчаянно начал хватать его за еще теплую руку и просить встать. Я умолял его, сначала шепотом, а потом криком... и в рот начали попадать соленые капли...
- Нет, вернись, прошу тебя, нет, - и я рыдал, я звал на помощь... Но было поздно. Для нас двоих. Он умер. А я вместе с ним.

Ее не было на похоронах. Никто там не мог разделить мое горе. И я, зная, кто научит меня справляться с болью, побежал к Ней.
Это был солнечный день, когда оранжевые лучи плясали по крышам, по окнам, когда солнечные зайчики светились счастьем и детской беззаботностью. Я вылез в окно, и подбежал к ее, с белыми занавесками, через которые проглядывала уютная комната.
Я влез в Ее окно...
Она сидела на диване, зажав в руках игрушку, ее алыми губами была зажата сигарета, а взгляд был печален и совсем далеко, потому она даже меня не заметила. Рядом с ней, по всему дивану валялись окурки. Ее волосы лежали на плечах большими черными, словно вороново крыло, кудрями...
А игрушка с детским забавным смехом вылезала из шкафа и обратно в него куклу кто-то утаскивал. Наконец... как отец, увяз в земле, так и она застряла в этом шкафу. Навсегда. Ведь Она больше не заведет игрушку...

Лучше бы я не любила тебя. Иногда я думаю именно так. прости.
суббота, 13 сентября 2014 г.
Convolvulus 19:02:02
Запись только для друзей.
Convolvulus 08:41:37
Запись только для друзей.
воскресенье, 31 августа 2014 г.
Convolvulus 14:09:18
Запись только для друзей.
среда, 13 августа 2014 г.
Convolvulus 13:24:07
Запись только для друзей.
пятница, 8 августа 2014 г.
Convolvulus 04:26:29
Запись только для друзей.
 


Разветвление МыслиПерейти на страницу: « предыдущуюПредыдущая | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | следующуюСледующая »

читай на форуме:
пройди тесты:
Девочка, с которой постоянно что-то...
Сломанная кукла 23
читай в дневниках:
Тик я
фин эм ну знаешь не знаю я твоей...

  Copyright © 2001—2018 BeOn
Авторами текстов, изображений и видео, размещённых на этой странице, являются пользователи сайта.
Задать вопрос.
Написать об ошибке.
Оставить предложения и комментарии.
Помощь в пополнении позитивок.
Сообщить о неприличных изображениях.
Информация для родителей.
Пишите нам на e-mail.
Разместить Рекламу.
If you would like to report an abuse of our service, such as a spam message, please contact us.
Если Вы хотите пожаловаться на содержимое этой страницы, пожалуйста, напишите нам.

↑вверх